Здоровые органы дыхания > Абсцесс легкого > Результаты лабораторных и инструментальных исследований.

Результаты лабораторных и инструментальных исследований.


7 марта 2008. Разместил: Доктор
В остром периоде абсцесса легкого отмечается выраженный лейкоцитоз со сдвигом лейкоцитарной формулы влево, абсолютная лимфопения, гипохромная анемия, увеличение СОЭ. Указанные изменения в периферической крови обычно соответствуют тяжести патологического процесса, по их выраженности можно следить за динамикой состояния больного.При больших потерях белка с гноем (общее количество гноя может достигать более 500 мл в течение суток, в результате чего теряется до 50 г белка) отмечаются гипопротеинемия и диспротеинемия (уменьшается содержание альбуминов в сыворотке крови и повышается уровень альфа-глобулиновых фракций белка). Увеличивается концентрация мукопротеина, сиаловых кислот, гаптоглобина.

Изменение суточного количества мокроты позволяет судить о течении абсцесса легкого. При улучшении естественного дренирования абсцесса или расширения зоны поражения легочной ткани количество мокроты увеличивается. Если гнойная полость полностью очистилась или нарушился отток гноя из нее, то отделение мокроты уменьшается или прекращается. Трактовку динамики суточного количества мокроты следует производить только с учетом клиникола-бораторных и рентгенологических данных.

В процессе выздоровления больного улучшаются органолептические свойства мокроты: исчезает зловонный запах, она из гнойной становится слизисто-гнойной, уменьшается слой осадка на дне банки.

Примесь крови в мокроте в более поздние фазы процесса нередко является предвестником профузного легочного кровотечения.
В мокроте больного с абсцессом легкого отмечаются большое количество разрушающихся лейкоцитов, распадающиеся обрывки легочной ткани, эластические волокна, кристаллы гематоидина, холестерина, жирных кислот.

При бактериоскопии мокроты можно обнаружить в значительном количестве трудно культивируемые микроорганизмы, которые попадают в нее непосредственно из очага деструкции. Кстати, микрофлора из ротовой полости и носоглотки, обычно доминирующая в посевах, почти не заметна при бактериоскопии.

Достоверную информацию о возбудителях абсцесса легкого дают только бактериологические посевы аспирата, получаемого при прямой пункции абсцесса. Однако при длительном существовании сообщения между полостью абсцесса и бронхом ее содержимое загрязняется микрофлорой верхних дыхательных путей.

Мокрота, как и бронхиальные смывы, неизбежно загрязнена микрофлорой полости рта и верхних дыхательных путей, не имеющей отношения к этиологии абсцесса легкого. Поэтому к результатам бактериологического исследования мокроты и бронхиальных смывов при абсцессе легкого нужно относиться с большой осторожностью.

Для распознавания абсцесса легкого огромное значение имеет рентгенологическое исследование, которое позволяет уточнить характер гнойно-деструктивного процесса, определить его локализацию, размеры, стадию развития и т.п.

Рентгенологически картина в первом периоде характеризуется крупноочаговым затемнением с неровными краями и нечеткими контурами. В последующем, после прорыва абсцесса в бронх, рентгенологически в полости абсцесса выявляется большее или меньшее количество воздуха, который либо располагается в виде серпа при наличии плотного содержимого в полости абсцесса, либо обусловливает характерную картину горизонтального уровня жидкости в полости. Сама полость острого абсцесса сразу после опорожнения обычно неправильной формы, а стенки ее неравномерны по толщине. Неровность контуров при острых абсцессах обусловлена пристеночными секвестрами и неотторгнувшимися некротическими массами. По мере отторжения некротических масс и формирования капсулы полость абсцесса принимает округлые очертания с более или менее равномерными по толщине стенками. В ней определяются горизонтальный уровень жидкости и секвестры, которые бывают и множественными, и одиночными. Секвестры, заполняя в той или иной степени полость абсцесса, обусловливают рентгенологическое округлое затемнение, на фоне которого определяются участки просветления в виде полумесяца, серпа или прерывистого щелевидного сферического ободка.

При остром абсцессе довольно сложно определить границу между зоной воспаления и интактной легочной тканью, поскольку перифокальная воспалительная инфильтрация постепенно переходит в окружающую легочную ткань. При остром абсцессе легкого наружные контуры нечеткие, размытые. Исключение составляют лишь отделы наружного контура, примыкающие к междолевой щелии четко очерченные. Размытые и нечеткие со стороны междолевой щели границы абсцесса свидетельствуют о распространении воспалительного процесса на соседнюю долю. Рентгенологическая тень хронического абсцесса и ложной кисты с течением времени приобретает неправильную конфигурацию с множественными выступами и карманами, располагающимися в разных плоскостях. В связи с этим нередко многокамерный хронический абсцесс или ложная киста представляются на томограммах в виде отдельных, рядом расположенных полостей. Наружные контуры хронического абсцесса более четкие, образованы множественными фиброзными тяжами, которые в виде лучей различной длины и ширины расходятся от полости в окружающую паренхиму. Вокруг хронического абсцесса отмечается зона склеротических изменений.

Результаты бронхоскопии имеют решающее диагностическое значение только при обтурационных абсцессах легкого. В остальных
случаях обнаруживается катаральный эндобронхит, а если абсцесс дренируется в бронх, то из его просвета поступает желтоватый густой гной или ихорозное отделяемое с крайне неприятным запахом. Бронхоскопия имеет не столько диагностическое, сколько лечебное значение.

Здоровые органы дыхания > Версия для печати > Результаты лабораторных и инструментальных исследований.
Здоровые органы дыхания > Туберкулез легких > Результаты лабораторных и инструментальных исследований.

Результаты лабораторных и инструментальных исследований.


7 марта 2008. Разместил: Доктор
У многих больных в мокроте, промывных водах бронхов или желудка, в особенности при исследовании методом флотации и при посевах обнаруживают туберкулезные микобактерии.

При блокированных кавернах в мокроте отсутствуют туберкулезные микобактерии, но при открытых полостях распада их много. У больных с небольшими кавернами со скудным слизистым или слизисто-гнойном отделяемым микобактерии удается обнаружить только методом флотации, при флуоресцентной микроскопии, посредством посевов, при исследовании промывных вод бронхов.
В мокроте одновременно можно обнаружить различные виды эластических волокон.

Следует помнить о том, что при нетуберкулезных деструкциях (например, рак легкого) в мокроте можно иногда обнаружить единичные микобактерии. Такая лабораторная находка обусловлена разрушением старых латентных туберкулезных очагов, которые оказались в зоне деструктивного процесса.

В крови больных туберкулезом легких выраженных изменений обычно не отмечается. Число лейкоцитов и лейкоцитарная формула изменяются, главным образом, при острых процессах и распаде легочной ткани. Так, в периферической крови у больных милиарным и инфильтративным туберкулезом легких определяется лейкоцитоз, а затем лейкопения, нейтрофилез, лимфопения, моноцитоз, увеличенная СОЭ (20—30 мм в час).
При образовании каверны усугубляются изменения в периферической крови: снижается количество эритроцитов, появляется ретикулоцитоз, еще более уменьшается количество эозинофилов и лимфоцитов, нарастает палочкоядерный сдвиг влево, нейтрофилы приобретают патологическую зернистость, заметно увеличивается СОЭ (30—40 мм в час).

Основным рентгенологическим признаком первичного туберкулезного комплекса является биполярность поражения, т.е. сочетание участка воспалительно измененной легочной ткани и группы увеличенных регионарных внутригрудных лимфатических узлов в корне легкого.
Сложную рентгенологическую картину дает туберкулез внутригрудных лимфатических узлов. Различают: 1) малую форму лимфоаденита, при которой гиперплазия узлов выражена незначительно; 2) туморозныи (опухолевидный) лимфоаденит, при котором размеры пакетов увеличенных лимфатических узлов с одной стороны (реже с двух) достигают 1,5 см и более; 3) лимфоаденит с частичной или полной кальцинацией лимфатических узлов; 4) инфильтративный лимфоаденит, при котором специфический воспалительный процесс по типу перифокального переходит на легочную паренхиму и медиастинальную плевру.

Рентгенологически при милиарном туберкулезе определяются множественные, величиной до просяного зерна, нерезко очерченные, расположенные цепочкообразно и симметрично в обоих легких очаги на фоне мелкопетлистой сети воспалительно уплотненной межуточной ткани.
У больных подострым диссеминированным туберкулезом симметрично в обоих легких, преимущественно в верхних отделах, обнаруживают равномерное рассеивание однотипных мелких, средней величины или более крупных очагов. Межуточная ткань легкого представляется при этом в виде уплотненной грубо- или мелкопетлистой сетки.

При хронических формах диссеминированного туберкулеза очаги в легких различной величины и плотности, располагаются асимметрично, одновременно отмечаются эмфизема, плевральные наложения и отдельные или множественные тонкостенные так называемые штампованные каверны. К пестрой рентгенологической картине приводит волнообразное течение процесса, когда очаги "первой волны" представляются кальцинированными, "второй" — фибринозными, а последней — экссудативными. Вследствие вовлечения в процесс интерстиция, мелких бронхов и бронхиол быстро развиваются пневмосклероз и эмфизема.

При бронхогенном происхождении диссеминированного туберкулеза рентгенологическая картина отличается своеобразием. Очаги в легких располагаются несимметрично, группами, нередко наблюдаются односторонние изменения.

Очаговый туберкулез легких характеризуется наличием мелких или средней величины (до 0,8—1 см) "мягких", округлых или продолговатой формы очагов, которые небольшими группами располагаются на ограниченном участке легкого, преимущественно в верхних отделах, на фоне воспалительно измененной межуточной ткани. Если наступает обострение старых очагов, то вокруг них определяются зона перифокального воспаления, мелкие вновь образованные очаги и лимфантоит. При прогрессировании образуются небольшой величины каверны.
Рентгенологически при инфильтративном туберкулезе в подключичных, реже верхушечных и центральных отделах преимущественно верхней доли выявляются отдельные нерезко контурйрованные полиморфные фокусы величиной от 1,5 до 2,5 см, часто с воспалительной "дорожкой" к корню легкого (свежий инфильтрат).

Для облаковидных инфильтратов или перисциссурита характерны более распространенные гомогенные или не гомогенные фокусы, захватывающие один или несколько сегментов.

Туберкулема имеет резко отграниченные от окружающей легочной ткани контуры, округлой или овальной формы (иногда неровные фестончатые), с отходящими лучистыми тенями за счет интерстициальных изменений и выключения в виде плотных или обызвествленных очагов.
Участки деструкции, или полости распада (несформированные каверны), которые образуются в инфильтратах и казеозных очагах
рентгенологически проявляются в виде участка просветления с резкими неровными контурами и зоной уплотнения вокруг. Если дефект легочной ткани заполнен воздухом, то прозрачность его такая же, как и здорового участка легкого, если жидким казеозом, то прозрачность его выше, чем окружающих патологических изменений, но ниже, чем нормальной легочной ткани.

Сформированные полости четко отграничены от окружающей легочной ткани стенкой каверны. Рентгенологическая картина кавернозного туберкулеза зависит от давности процесса. Так, свежие и эластические каверны, находящиеся в относительно неизмененной легочной ткани, часто имеют округлую форму. Полости, которые недавно возникли в фиброзно-склеротических участках легкого, обычно неправильных очертаний.
Нередко можно обнаружить четкую менискообразную тень жидкости у нижнего полюса каверны, эта тень смещается при изменении положения больного.

Типичным рентгенологическим признаком, который наблюдается уже в начальной фазе распада туберкулезного очага, является воспалительная дорожка к корню легкого.

Туберкулиновая проба. Положительнаявнутрикожная (проба Манту " ТЕ) реакция на туберкулин показывает, что данный организм перенес туберкулезную инфекцию, но о том, когда это случилось, проба ничего не говорит. Введенный даже в больших дозах человеку, не зараженному туберкулезом, туберкулин не вызывает реакции.

Иными словами, туберкулиновая проба служит, прежде всего, критерием зараженности туберкулезом, а не болезни.
Зараженный туберкулезом организм на введение туберкулина может ответить: 1) местной реакцией, при которой развивается папула на месте введения; 2) общей реакцией, характеризующейся повышением температуры тела и функциональными нарушениями; 3) очаговой реакцией, проявляющейся воспалительной реакцией вокруг зоны специфического поражения.

По результатам пробы Манту 1ТЕ различают: 1) лиц с отрицательной и сомнительной реакцией, в этом случае решают вопрос о ревакцинации БЦЖ; 2) лиц, у которых положительная реакция на туберкулин выявлена впервые, независимо от размера папулы; 3) лиц с гиперергической реакцией Манту (размер папулы более 20 мм — для взрослых; везиконекротический характер реакции, лимфангит, лимфаденит) ; 4) лиц молодого возраста, у которых по сравнению с предыдущим исследованием диаметр папулы увеличился на 6 мм и более.

Три последние группы лиц подлежат обязательному обследованию в противотуберкулезном диспансере, так как появление чувствительности к туберкулину, достоверное повышение ее и гиперергическая реакция на туберкулин могут явиться первыми проявлениями развития туберкулеза. Нужно иметь в виду, что туберкулиновые пробы, вначале нормергические, по мере прогрессирования специфического процесса становятся слабо выраженными или отрицательными.